Цитаты



Прикольные афоризмы Раневской

Цитаты по авторам в алфавитном пордяке


Раневская со сломанной рукой в Кунцевской больнице.
- Что случилось, Фаина Георгиевна?
- Да вот, спала, наконец приснился сон. Пришел ко мне Аркадий Райкин, говорит:
- Ты в долгах, Фаина, а я заработал кучу денег, - и показывает шляпу с деньгами.
Я тянусь, а он зовет:
- Подойди поближе.
Я пошла к нему и упала с кровати, сломала руку.

Оправившись от инфаркта, Раневская заключила:
- Если больной очень хочет жить, врачи бессильны!

Раневская изобрела новое средство от бессонницы и делится с Риной Зеленой:
- Надо считать до трех. Максимум - до полчетвертого.

Почти полвека проработала Раневская в московских театрах. Шесть лет - в Театре Советской Армии, столько же - у Охлопкова, восемь - у Равенских в Театре им. Пушкина. В начале шестидесятых во время репетиции в этом театре ей сделали замечание: «Фаина Георгиевна, говорите четче, у вас как будто что-то во рту». Напросились. «А вы разве не знаете, что у меня полон рот говна?!» И вскоре ушла.

Родилась я в конце прошлого века, когда в моде еще были обмороки. Мне очень нравилось падать в обморок, к тому же я никогда не расшибалась, стараясь падать грациозно.

...В. И. (Качалов. - Ред.) спросил меня после одного вечера, где он читал и Маяковского, - вопроса точно не помню, а ответ мой до сих пор меня мучает: «Вы обомхатили Маяковского».
«Как это - обомхатил? Объясни».
Но я не умела объяснить. Я много раз слышала Маяковского. А чтение Качалова было будничным.
Василий Иванович сказал, что мое замечание его очень огорчило... Сказал с той деликатностью, которую за долгую мою жизнь я видела только у Качалова. Потом весь вечер говорил о Маяковском с истинной любовью...

Вижу себя со стороны, и мне жаль себя. Читаю Станиславского. Сектант. Чудо-человек. Какое счастье то, что я видела его на сцене, он перед глазами у меня всегда. Он - бог мой.
Я счастлива, что жила в «эпоху Станиславского», ушедшую вместе с ним... Сейчас театр - пародия на театр. Самое главное для меня ансамбль, а его след простыл. Мне с партнерами мука мученическая, а бросить не в силах - проклятущий театр.

Режиссеры меня не любили, я платила им взаимностью. Исключением был Таиров, поверивший мне.
...Однажды, провожая меня через коридор верхнего этажа, мимо артистических уборных, Александр Яковлевич (Таиров). вдруг остановился и, взяв меня за руку, сказал с горькой усмешкой: «Знаете, дорогая, похоже, что театр кончился: в театре пахнет борщом». Действительно, в условиях того времени технический персонал, работавший в театре безвыходно, часто готовил себе нехитрые «обеды» на электроплитках. Для всех нас это было в порядке вещей, но Таиров воспринимал это как величайшее кощунство.

... В Ташкенте мы обе (Раневская и Анна Ахматова) были приглашены к местной жительнице, сидели в комнате комфортабельной городской квартиры. В комнату вошел большой баран с видом человека, идущего по делу. Не глядя на нас, он прошел в сад. Это было неожиданно и странно. И потом, через много лет, она говорила: «А вы помните, как в комнату пришел баран и как это было удивительно. Почему-то я не могу забыть этого барана». Я пыталась объяснить это неизгладимое впечатление с помощью психоанализа. «Оставьте, вы же знаете, что я ненавижу Фрейда», - рассердилась она.

10



см. далее:
Цитаты Раневской (11)






Citaty-super.ru - Цитаты (с) Авторские права